Интервью газете «Новый Город», г.Саров

Рождественский концерт в г. Саров

“Казак без веры – не казак”

8 января на сцене Дома ученых при полном аншлаге прошел концерт московского казачьего ансамбля «Русская воля». Об этом коллективе в Сарове знают пока не очень много. Мы благодарны солисту ансамбля Андрею Каргополову, который после выступления любезно согласился с нами побеседовать.

IMG_0097

Семеро солистов ансамбля «Русская воля» – профессиональные музыканты, выпускники Московского государственного университета культуры и искусства. И хотя по принципу принадлежности к казачьему роду-племени коллектив никто не собирал, так уж сложилось, что казачья кровь течет в жилах практически всех музыкантов. У кого в пятом, у кого в третьем колене предки были с Кубани, Дона или из Ставрополя. Сам Андрей Каргополов, хотя и шутит, что он – пятая вода на киселе (донским казаком был только прадед), но традиций и верований предков старается придерживаться.

– Андрей, чем для вас притягательна казачья песня?

– Честно говоря, выделять казачество особо не хочется, русская культура едина. И помимо казачьих песен мы поем и собираем фольклор различных регионов России. Хотя особенно в последние годы именно казачество являет яркий пример национальной идеи. Русская народная песня многогранная и сложная, нигде в мире нет такого многоголосия. Ведь в деревнях бабушки поют порой на десять голосов (хотя сейчас такое – большая редкость: дай Бог собрать вместе пять-шесть бабушек!). Они поют без нот, и не задумываются, где какой аккорд выстроить. Это уникально.

IMG_0128

– Где вы набираете репертуар?

– Каждый год со студентами и коллегами по ансамблю стараемся выезжать в экспедиции. Найти деревню, где сохранились традиции народной песни, непросто. Записи перекладываем на ноты и адаптируем для сценического исполнения.  Не всякая экспедиция проходит успешно. К примеру, если приехать в деревню в пост, никакая бабушка не будет с вами разговаривать. Поскольку петь и веселиться в пост – великий грех! А попасть в деревню в другое время мешает работа. Вот и получается: одна экспедиция в год – и то хорошо!

– Есть ли в вашем репертуаре произведения действительно уникальные, которые никто до вас не исполнял?

– Есть, мы их реконструируем, где-то даже дописываем (к примеру, если в оригинале песня четырехголосная, а нам ее исполнили только три певицы). Таких песен много, но выносить их на сцену тяжело, да и не всегда стоит. Этот вопрос – главная проблема народников. Потому что народная песня никогда не исполнялась со сцены. Она пелась в поле, у колыбели ребенку, на свадьбах. Не было разделения зритель – артист, в исполнении принимали участие все. Поэтому перенести народную культуру на сцену, снять грань между зрителем и исполнителем – большой дар.

IMG_0136

– Как публика воспринимает малознакомые произведения?

– Мы, безусловно, понимаем, что чаще всего от нас ждут давно полюбившиеся народные мелодии. Но на поводу не идем и обязательно вставляем в программу пару-тройку неизвестных произведений. Кроме как от нас вы их вряд ли еще услышите.

– Стоит ли задача собрать и записать как можно больше?

– А есть ли смысл? По большому счету, все лучшие образцы уже собраны. Собирая фольклор, нужно понимать, что народная песня умирает в тот момент, когда ее записали. Да, она сохраняется для потомков, но теряет свою суть. Мы приезжаем в деревню, нам исполняют произведение, мы его записываем. А на следующий год та же самая бабушка в той же деревне исполнит эту песню совсем по-другому. Народная песня никогда не повторяется. Она меняется и растет со временем, живет как человек. Однажды приехали к бабушке. Она запела, и мы чувствуем: что-то знакомое. Где-то мы уже слышали. Оказался мотив популярной песни, которую в последнее время крутят по телевидению. Просто текст немного изменен, и сама песня поется уже по-особому, в калужской манере! Вот вам пример, как песня начинает жить своей жизнью, попадая в народ. Разве можно это сохранить, передать со сцены?

– А какое произведение в вашем репертуаре самое древнее?

– Трудно сказать. Тут надо искать отголоски языческих образов – русалок, домовых, леших. В некоторых произведениях – особенно в масленичных песнях, да и в рождественских иногда – они прослеживаются. Вообще интересно получается. Христианство ведь появилось на Руси поздно, и пели люди задолго до него. Поэтому языческий образ может пересекаться с христианским в одном произведении. Такое сплетение старых традиций с глубоким православием и русским менталитетом создает неповторимую самобытную культуру, которой не может быть нигде, только у нас.

– Обряды вы тоже собираете?

– Обрядовость в русской культуре – это вообще отдельная тема. Вы знаете, что все обряды нужно выполнять до мельчайших подробностей? Если это свадьба, то не просто веселье и крики «горько!» за столом: в русском свадебном обряде есть и элементы оплакивания с мужской и женской стороны, обязательно родительское благословение. И все это идет в определенной последовательности. Если всего ритуала не соблюсти, считалось, что и жизни счастливой не будет. Вы никогда не задумывались, почему раньше выходили замуж на всю жизнь? Потому что серьезно относились к браку, и обрядовость это хорошо подчеркивает.

IMG_0141

– Вас просят провести свадьбы по старым обрядам?

– Случается. И каждый раз мы подходим индивидуально. К примеру, у жениха дед был с Иркутска. Собираем информацию о сибирских обычаях и обрядах, роемся в архивах, ищем песни. Вы знаете, что русские свадьбы изначально были безалкогольными? Потому что целью было не напиться за здоровье молодых, а соблюсти традицию. И те, кто к нам обращается, как правило, устраивают безалкогольные свадьбы. Хотя такие свадьбы – большая редкость, потому что русская культура для современного русского человека, увы, – всего лишь экзотика.

– Трудно быть казаком не только на сцене, но и в жизни?

– Стараемся. Кстати, бороды у нас не накладные, настоящие (смеется). На Руси считалось, что мужчина вообще должен быть с бородой. Тех, у кого она не росла, называли босорылыми, и это было очень оскорбительно. Одно время я даже постоянно в папахе ходил и ловил на себе изумленные взгляды. Потом решил народ сильно не пугать, папаху снял, а бороду сбривать не собираюсь. Еще православных традиций придерживаемся, ведь казак без веры – не казак. Посты соблюдаем. А что это такое для музыканта – не выступать в пост, представляете? Иногда трудно поменять планы, не всегда получается пост соблюсти правильно. Но свадьбу в Великий пост точно никогда не согласимся играть, мы вообще стараемся в это время не выступать. В остальные посты – по мере возможностей.

Наша справка

Московскому казачьему ансамблю «Русская воля» четыре года. Коллектив сложился из профессиональных певцов и музыкантов – в основном выпускников народного отделения МГУКИ. Многие из них в разные годы становились лауреатами всероссийских и международных конкурсов и фестивалей.  В репертуаре ансамбля – песни донских, кубанских, терских, сибирских,  казаков, русские и украинские песни разных жанров (походные, плясовые, шуточные, лирические и др.), былины и частушки. Коллектив старается сохранить и передать архаичное хоровое звучание народных песен, в то же время адаптировав его для современного слушателя. Подлинное звучание достигается благодаря  применению ряда старинных народных инструментов, в числе которых гармонь, балалайка, гитара, гусли, лира, окарина, рожок, бубен. Публика может поучаствовать в играх и забавах, увидеть трюки и виртуозную работу с казачьей шашкой, познакомиться с элементами рукопашного боя. Ансамбль «Русская Воля» часто приглашают для проведения старинного казачьего обряда выкупа невесты.

Ольга РУКС, фото Елены ПЕГОЕВОЙ, газета «Новый Город», г.Саров

 

Смотреть все Новости