Как прялка и ткацкий стан стали музейными экспонатами, Русская Воля, Москва

MINOLTA DIGITAL CAMERAДвадцать-тридцать лет назад в горнице практически любой крестьянской избы можно было найти, изготовленный кустарным способом, незатейливый ткацкий станок. Но те, кто умел управляться с этим станком, состарились, их становилось всё меньше и меньше. И лишь эти немногие старушки могли смастерить популярные половики – «дорожки» из тонких ситцевых полосок. Особым спросом пользовались такие коврики у иностранных туристов – и раскупалась эта продукция народного творчества, не залёживаясь в сундуках и на полках.

До 1870-х гг., один из распространенных видов крестьянского ремесла – было ткачество. Особенно густо расположено оно было в центре России и на Русском Севере. Мануфактуры, занимавшиеся ткачеством, в это время только-только начинали возникать. В таких условиях домотканое полотно не могло иметь живой конкуренции.

Распределялся товарный промысел по Российским губерниям неравномерно. Вызвано это было природными особенностями основного сырья для ткачества – льна-долгунца. Лен растёт там, где почвы небогаты гумусом, и там где относительно прохладно: в Тверской, Ярославской, Вологодской, Архангельской губерниях. Вот и получалось, что ткачеством занимались в основном, там, где была в изобилии дешёвая льняная пряжа.
Коллективных хозяйств на тот исторический момент не существовало и единственным поставщиками льняного сырья были обособленные крестьянские хозяйства. К тому же лен называли «женской» культурой, так как все работы, необходимые по технологии, выполнялись, в основном, женщинами. Между прочим, своё приданное в традиционный сундук, незамужние девушки собирали изо льна. Или за счет доходов от льняных изделий. Было принято, что отец выделял дочерям под лен землю из своих наделов. Возделыванием льна, а также его обработкой, прядением девушки занимались в свободное время от основной полевой работы и по дому. Едет отец на ярмарку – берёт с собой и льняную дочкину пряжу для продажи, а полученный от этого доход шёл также на приданое.

Для того чтобы из льняного стебля можно было спрясть, растение подвергали тереблению, вымачиванию, сушке и трепанию. Главное было – это освободить волокна от растительной грубой оболочки.
После такой первой обработки льноволокно нужно было спрясть. Прядением  занимались на гребне или на кужеле, который представлял собой небольшую доску: на одном конце вертикально закреплена стойка, верхняя часть которого утолщена и закруглена. Именно на него наматывали льняные повесмы. Если же пряли на гребне – льноволокно начесывали на его зубья. Часто на музейных экскурсиях, выставках представляют прялки или самопрялки, но их в то время употребляли очень немногие. Хотя если судить по найденным остаткам таких прялок на старых деревенских чердаках, то они были весьма распространенным орудием труда, но гораздо позднее. И это не случайно, хотя и гораздо дороже, чем другие прядильные приспособления. В чем же секрет? Просто пряжа с прялки оказывалась гораздо лучшего качества, ровнее. Да и работать на ней получалось быстрее, ссучить пряжу в нитки легче.
Готовую льняную пряжу продавали либо в суровом виде, либо предварительно выбеленную. Но часто её использовали мастера сами на собственноручное изготовление полотна.

Что собой представляет ткацкий станок? Многие видели в музеях типичные экспонаты. Станки или станы были стандартным изготовлением кустарного производства.
Завершенная продукция тканья была новина. Её изготавливали длиной около 20 аршинов в течение 4-5 дней. После новину следовало отбелить. Отбеливали её с помощью процесса золения: новину замачивали в большом чугунке с кипятком и золой, выстаивали в печи, выстирывали и снова выдерживали в печи на этот раз в мыльном растворе. Завершающее отбеливание проходило на лугах. Холсты стелили прямо на траву и время от времени смачивали ткань холодной водой. Чтобы этот процесс проходил успешно, требовалось выжидать солнечную погоду, так как отбеливание занимало 15-20 дней.

С ростом мануфактурных производств, кустарные промыслы стали значительно убывать. Крестьяне склонялись к тому, что было более выгодно: продавать необработанный лен, а не самостоятельно производить холсты. Уже в XIX веке в уездном городе появилась льнопрядильная мануфактура – «Рольма». Изменения положения по кустарным промыслам, были отмечены в 1880-х годах земскими статистами в документах тех лет. Фабричные миткаль и ситцы, выработанные мануфактурным путём стали сильно конкурировать с домашней тканой продукцией, если не своей дешевизной, то отчетливостью и чистотою отделки. Низкий заработок кустарей, занимавшихся прядением и сучением ниток, тканьем холстов, колебался от 40 до 4 рублей в год. Гораздо доходнее стало сдавать льноволокно «маякам» или «кулакам». Это были люди, специально занимавшиеся сбором льняного сырья по деревенским хозяйствам. Они же доставляли собранное сырьё на мануфактуру. Сложное и узорное ткачество, становилось занятием исключительно фабричным.
Производство пряжи и домотканых холстов, из которых потом изготавливали одежду, кое-где существовало еще лет пятнадцать-двадцать. Кустарные промыслы – изготовление «дорожек» из нарезанных ситцевых полосок и катушечных нитей бытовало в незначительных размерах. Вот почему именно эти произведения народного искусства так редки и поэтому так ценятся и раскупаются туристами. В настоящее время редкие образцы своеобразного тканого мастерства можно увидеть лишь в музеях, да и то только в тех которые практикуются на древних крестьянских промыслах.

Фольклорные ансамбли активно используют в своих выступлениях в качестве актёрского реквизита домотканую продукцию. С помощью подобных выступлений фольклорных ансамблей можно показать красоту и самобытность домотканых произведений. Фольклорные выступления привлекают общественность и способствуют сохранности этих редких образцов национальной культуры.

Смотреть все Новости